Здравствуйте, Гость ( Авторизация | Регистрация )


8 страниц  1 2 3 > »  
Reply to this topicStart new topicStart Poll
 Список жизни, повесть

servaly
post Apr 18 2016, 01:30
Создана #1


Постоянный
****

Группа: Посетители
Сообщений: 430
Зарегистрирован: 14-September 12
Из: Харьков
Пользователь №: 47,108


Металлоискатель: Minelab Safari
Пол: мужской

Репутация: 102 кг
-----XXXXX


Дорогие друзья! Коллеги! Комрады!

Выношу на ваш праведный суд свой очередной литературный проект. Как всегда, прошу судить строго и праведно. Ну и, конечно, очень надеюсь, что вы получите от процесса чтения не меньше удовольствия, чем я от процесса написания.

Рабочее название: "Список жизни"
Жанр: мистический триллер, ироническая проза
Объём: пока планируется повесть (около 5-8 авторских листов), а там видно будет smile.gif

Судя по задумке, чтиво должно выйти динамичным, ироничным, немного жутковатым и не без подтекста. Очень надеюсь, что вам понравится.

Ну, с Богом!

СПИСОК ЖИЗНИ

Глава 1. Кирпич

Крановщик Николай Васильевич Дыбин работал в то утро с жуткого перепоя. Просто намедни случился казус, и оказалось, что случайно найденный им на троллейбусной остановке паспорт, на имя какого-то Евгения Евгеньевича Бугримова, так сильно был нужен владельцу, что тот отвалил вознаграждение, после которого не напиться было бы просто преступлением. Дыбин был человеком законопослушным, преступлений старался не совершать, а потому, по дороге домой, приобрел в ликёроводочном отделе соседнего минимаркета один килограмм «огненной воды», который бережно принес домой, протер чистой тряпочкой и аккуратно вскрыл. Жидкость была благополучно употреблена, усвоена и закушена половиной банки маринованных грибов с луком. Как уснул – не помнил, зато утром был застигнут врасплох невероятной головной болью, знакомой дрожью немолодого организма и колоритным запахом из ротового отверстия. С тем и отправился на работу – на стройку.

А работал Дыбин не каким-то там захудалым подсобником, и даже не штукатуром или каменщиком, а самым настоящим машинистом башенного крана шестого разряда! Чем, надо сказать, очень гордился. За двадцать лет практики – ни одного косяка! Ни одного залёта! «Опыт не пропьешь!», любил повторять Николай Васильевич, когда Сан Саныч Кузяев – строгий, но очень отходчивый прораб – делал ему очередное замечание по поводу утреннего бодуна. Кузяев Дыбина считал высококлассным специалистом и безоговорочно ему доверял. Да и толкового крановщика в наше время найти ой как непросто. Не выгонять же человека с работы за незначительные проступки, в самом деле! Потому прощал Кузяев небольшие огрехи в дисциплине Николая Васильевича, закрывал глаза на трясущиеся руки и слезящиеся глаза. А если быть уж полностью откровенным, то надо признать, что и сам прораб был не прочь иногда употребить окаянную прямо во время смены. Как говорится, ворон ворону глаз не выклюет.

Посему испил, в очередной раз прощенный Дыбин, ключевой водицы из-под ржавого крана, переоделся в робу, выкурил крепкую сигарету без фильтра и, тяжело кряхтя, взобрался на свое законное рабочее место, откуда люди, суетящиеся во дворе строящейся многоэтажки, всегда казались мелкими и незначительными.

Димка Виноградов не был уважаемым крановщиком. И даже профессии у него, как таковой, на стройке не было. Числился он здесь на куриных правах, официального трудоустройства не имел, а зарплату получал раз в неделю, в старом, засаленном конверте. Кстати, конверт прораб всякий раз требовал вернуть взад, так как на всех бумаги не напасешься.

Был Димка разнорабочим. Подсобником. Иногда подавал уважаемым людям кирпич, который те ловко укладывали в ровные стены, иногда загружал и разгружал бетономешалку, иногда переносил с места на место мешки с песком и цементом, а иногда просто слонялся по стройке без дела, за что вполне мог схлопотать от прораба справедливый нагоняй. В-общем, незаменимым человеком назвать его было сложно, поэтому старался Димка дисциплину не нарушать, на работу являться вовремя и на глаза Кузяеву попадаться как можно реже.

Вот и сегодня Виноградов вошел на территорию стройки за пятнадцать минут до начала смены. Сторож Иваныч встретил его дежурным взмахом правой руки с пожелтевшими от табака пальцами, и о чем-то приветливо пошутил. Димка ответил широкой, искренней улыбкой, шмыгнул носом. Поздоровался с карабкающимся в свою кабину крановщиком и пошел переодеваться в строительный вагончик. А когда загудел электродвигателями кран, возвещая о начале трудового дня, парень вышел наружу.

Из-за забора доносились ароматы цветущих абрикосовых деревьев, над головой сновали проворные, шумные птицы, спину приятно пригревало весеннее солнце. День обещал быть теплым и погожим. От этого настроение у Димки было соответствующим. Он проворно перескочил через массивную рельсу и двинулся ко входу в строящееся здание. Нужно было поскорее забраться на самый верх, чтобы успеть к разгрузке паллеты кирпича, которую крановщик уже успел поднять до уровня предпоследнего этажа.

Дыбин не любил открывать нараспашку дверь кабины. Нельзя сказать, что он боялся высоты и закрывался только для того, чтобы не выпасть наружу. Нет. Просто так было уютнее, что ли. Или комфортнее. А может просто привычка. В-общем, закупоривался крановщик всегда плотно. Но сегодняшняя жара, в тандеме с похмельем, вынуждала поступить иначе. Он поднял паллету на необходимую высоту, потянул за нужный рычаг, массивная машина заскрипела металлом, и стрела крана, плавно сдав вправо, остановилась над принимающими груз строителями. Дернул еще один рычаг, и кирпич опустился вниз, плавно ложась на самый край строения.

Мужики принялись возиться с крюками, отцепляя их от креплений. Крановщик облегченно выдохнул, потянулся рукой к двери и с усилием толкнул ее от себя. Та распахнулась. В кабину ворвался свежий утренний ветерок. В голове слегка закружилось. Дыбин охнул, прикрыл от удовольствия глаза и опустил руку на отполированный рычаг. Не глядя, толкнул. Раздался скрип, стрела пошла влево. С крыши послышались озабоченные крики, которые с каждой секундой все сильнее нарастали и обрастали нецензурными эпитетами. Но Николай Васильевич их не слышал. Не до них ему было. Он каждой клеточкой трясущегося организма ловил сладостный момент облегчения.

Тем временем Димка уже был у самого входа. Первый кирпич упал на землю как раз у самой ноги и взорвался мелкими осколками. Уже через секунду десятки силикатных камней гремели и разбивались вокруг зажмурившегося, замершего в оцепенении парня. Пыль скрипела на зубах. В ушах звенело. Все тело горело от бесчисленного количества впивающихся осколков. Один камень даже задел по касательной плечо Димки, оставляя кровавый счес, но, все же, не причинил серьезного вреда. Когда грохот стих, парень выдохнул, сделал шаг назад и медленно поднял голову вверх. На то место, где он только что стоял, рухнул последний кирпич. С крыши на Димку таращились пять пар испуганных глаз, а на одном из крюков болталась пустая деревянная паллета.

Громче всех орал прораб. Хотя нет. Он не орал. Он проклинал! Дыбина, который даже не сопротивлялся, а просто молча сидел на рельсе и смотрел в одну точку. Виноградова, который, не успев отойти от шока, не мог понять, с чего это вдруг все рабочие собрались кружком и по-приятельски трясут его за плечи. Проклинал тех пятерых работяг, которые не успели оперативно отстегнуть крюки. По первое число получили все без разбора. Но когда запас проклятий и матерных слов Кузяева исчерпался, тот подошел к Димке, приобнял и, поглаживая по голове, увел в строительный вагончик. Там он усадил его на стул, открыл небольшой несгораемый шкафчик, выудил оттуда трясущимися руками початую бутылку водки, расплескал остатки в пару одноразовых стаканчиков, один из которых протянул подсобнику.

- Пей, везунчик. И я с тобой тоже хряпну. Мы сегодня оба жизнью рисковали. Ты – головой, я – свободой. Пей, сынок. Не стесняйся. Нам после такого выходной положен. Пей-пей, говорю. Отпустит.

Димка пожал плечами, взял водку в руку и только сейчас почувствовал, как по спине разливается крутой мороз. Тело затрясло, горло свела судорога, сердце заколотилось, не давая возможности сделать вдох. Дошло!

- Эй, Виноградов, ты чего? – забеспокоился прораб, заметив перемены в лице подчиненного, - Ты это… Тебе плохо, что ли? Может ты это? Того?

Димка расплескал водку на колени, вскочил со стула, пулей выбежал наружу и упал на четвереньки. Его вывернуло прямо у порога. Следом, со стаканом в руке, выскочил Кузяев. Он с отвращением скривился и опрокинул водку в рот.

- Короче, придурок! - резко сменил тон прораб, занюхав рукавом. - Две минуты, и чтобы я тебя на территории стройки не видел! Ты понял?

Он немного посопел носом, а потом прорычал:

- Ты тут на каком основании вообще бродишь? А? Ты работаешь тут? Нет! Документы есть? Нет! Так какого хрена ты тут делаешь, остолоп? Я тебя спрашиваю! А может, ты украсть чего хочешь? А? Пошел нах…р отсюда, баран безмозглый! Шляется всякая шалупонь, а мне за них потом отвечай!

Димка, тяжело дыша, озадаченно смотрел на начальника, лицо которого было багровым, глаза выпученными, а в уголках искривленного рта собралась белой пенкой слюна. Он орал, словно невменяемый и потрясал над головой кулаком. Затем резко замолчал, сплюнул себе под ноги, вернулся в вагончик и с грохотом захлопнул дверь. Там он и просидел до конца рабочего дня.

Больше внимания Виноградову никто уделял. После громкой тирады прораба, все быстро вернулись на рабочие места, и только крановщик шестого разряда Дыбин продолжал сидеть с прямой спиной на рельсе без движения. И даже зрачки его застыли. Если бы Николай Васильевич изредка не моргал, то сторонний наблюдатель мог бы решить, что тот умер в сидячем положении.

Сообщение отредактировано servaly: Apr 18 2016, 02:06


--------------------
Моя группа в "Вконтакте": http://vk.com/servaly_writer
User is offline Profile Card PM 
 Go to the top of the page
  + Quote Post

Homo ergaster
post Apr 21 2016, 17:47
Создана #2


Бывалый
***

Группа: Посетители
Сообщений: 171
Зарегистрирован: 16-August 15
Из: Красный Перекоп
Пользователь №: 2,337,408


Металлоискатель: MXT
Пол: мужской

Репутация: 9 кг
-----X----


Хм... Однозначно интересно. Жду продолжения.


--------------------
На поле не было пока прибора лучше,чем АКА!
User is offline Profile Card PM 
 Go to the top of the page
  + Quote Post

servaly
post Apr 22 2016, 00:55
Создана #3


Постоянный
****

Группа: Посетители
Сообщений: 430
Зарегистрирован: 14-September 12
Из: Харьков
Пользователь №: 47,108


Металлоискатель: Minelab Safari
Пол: мужской

Репутация: 102 кг
-----XXXXX


Глава 2. Бобёр

Вот только неприятности у Виноградова на этом не закончились. А обыденная, на первый взгляд, дорога домой превратилась в бесконечную полосу препятствий. Едва Димка вышел за ворота своей бывшей работы, как его чуть не сбил проносящийся с сумасшедшей скоростью автомобиль. Дверь нужного автобуса захлопнулась перед самым носом. А когда подошел следующий, из-под его капота повалил густой пар. То ли двигатель закипел, то ли радиатор потек… Нервный водитель громко выдохнул и грубо сообщил пассажирам, чтобы те выметались из салона.

Виноградов, еще не успевший как следует прийти в себя после утреннего происшествия, мысленно махнул рукой и неспешно побрел к подземке, спуск в которую находился не так уж далеко. На метро добираться было неудобно. Множество пересадок с линии на линию, да и от станции до дома потом пешком больше километра топать. Но сейчас возможность лишний раз прогуляться показалась Димке вполне разумной. В конце концов, спешить теперь некуда, а свежий воздух – если так можно назвать пропитанный выхлопными газами городской смог – должен был благотворно сказаться на нервах. По крайней мере, Виноградов на это надеялся.

В метро, непонятно с какого перепугу, менты потребовали предъявить документы. Паспорта с собой не было. Пришлось пройти неприятную и длительную процедуру идентификации, после которой, и без того паршивое настроение, превратилось в откровенно отвратительное. Обшманали рюкзак. Благо, карманы выворачивать не стали. Написал под диктовку какую-то объяснительную и был отпущен. Что писал? Чего хотели? Для чего задерживали? Димка так и не понял. Да пофигу вообще! Не впервой.

В вагоне все раздражало. Реклама, расклеенная повсюду, дышащие перегаром пассажиры, скрежещущий голос диктора из прошловековых динамиков. Даже спасительная прохлада подземки, после изнуряющего майского зноя, не радовала.

Захотелось выпить. Захотелось сильно. Много выпить! Желательно в одиночестве. Так, чтобы накидаться до чертиков, уснуть среди кружащихся вертолетов и забыть к чертям весь этот дурдом. Напрочь! Так, чтобы проснуться потом без памяти! Чтобы начать новую жизнь!

Благо, водку удалось купить без приключений, если не считать претензий кассира в супермаркете по поводу возраста. Но и к этому Димка привык. Выглядел он значительно моложе своих лет. В двадцать пять – будто школьник какой-то. Ни взрослая жизнь, ни десять лет детдома за плечами не оставили на его внешности никаких отпечатков сурового прошлого. Конопатое лицо, щуплое, долговязое тело, торчащие во все стороны непослушные, волосы. Подросток! Ни больше, ни меньше. Но снисходительный взгляд, и не менее снисходительный вздох, заставили кассира смягчить свое требовательное сердце, а уже через полминуты Виноградов шагал в направлении родной общаги с пакетом в руках.

Общага представляла собой довольно жалкое зрелище. Годами обживаемое разномастными студентами и холостяками здание, постепенно превратилось в оплот разврата и пьянства. Ни одна ночь в панельной девятиэтажке не проходила спокойно. Обязательно кто-нибудь да набьет морду соседу, или скинет по-пьяни чего-нибудь из окна. А недавно даже подрезали кого-то. Потом еще целую неделю по длинным коридорам шастали доблестные представители органов внутреннего правопорядка, расспрашивая обывателей, не видел ли кто чего-нибудь подозрительного.

Однако, несмотря на все «прелести» жизни в таком неспокойном муравейнике, Димка считал общагу настоящим домом. Своей крепостью. Возможно из-за того, что другого выбора у него просто не было и сравнивать было не с чем. Сразу после детдома, пришлось переехать в общагу от профтехучилища. А когда закончил – сюда. Выделили комнатушку с общим туалетом и кухней на шесть квартир, и показалось это жилье вершиной всех мечтаний. Свой, пусть небольшой, но уютный уголок. Все же лучше, чем нырять в кабалу ипотеки или снимать квартиру за неподъемные тысячи.

Коридор на этаже встретил запахом жареной картошки и грохотом «Металлики» из-за двери соседа. В общей кухне кто-то суетился около плиты, но Димка не стал обращать особого внимания на соседей. Он устало прошлепал в конец коридора к родной двери, а когда ключ в замочной скважине совершил первый оборот, очень знакомый, но забытый голос окликнул его по имени.

- Димас! Не понял, братишка! Это ты, что ли?

Виноградов обернулся. У входа в кухню стоял коренастый паренек с длинными, до плеч, светлыми волосами. На нем был надет какой-то дурацкий фартук с ромашками, а в руке замерла вилка.

- Ну! Че молчим-то? – как-то разочарованно протянул парень, а затем осторожно уточнил, - Муха?

Димка пригляделся. Коридор был длинным, а зрение с детства не радовало, и для того, чтобы хоть что-то разглядеть, пришлось щуриться. Прозвище, приклеенное с самого первого дня в детдоме, подсказывало, что человек, стоящий в проеме кухонной двери, не может быть незнакомцем. Вот только понять, кто это, Виноградов никак не мог. Вернее, мог, но вот поверить в то, что перед ним стоит именно тот человек, о ком он подумал – не мог. Потому что это было невозможно. Потому что так не бывает.

Почему-то маленькие волоски, или даже пушок, растущий на спине вдоль позвоночника, встал дыбом. Весь организм словно наэлектризовался. Еще чуток и можно будет услышать треск атмосферных разрядов вокруг головы.

Жека! Жека Бобров! Тот, которого сразу после выпускного нашли на спортивной площадке без сознания с проломленной головой! Его тогда увезли в больницу, а остальным сказали, что после такой травмы – он просто не жилец! И вот он! Живой, здоровый, улыбающийся… Жека! И пусть он никогда не был для Димки близким другом, пусть гнобил и унижал, пусть бил иногда… Всякое бывало. Дети, все-таки. Жестокий народ. А без родительского присмотра вообще любой озвереет. Но, как ни крути, выросли-то вместе! Столько лет, столько событий – вместе! Одной, пусть и не дружной, но семьей. Жека!

- Бобер? – осторожно, вполголоса, спросил Виноградов.

Вместо ответа, Бобров громко воскликнул, раскинул в разные стороны руки и вразвалку направился к Димке, явно намереваясь того обнять. Димка противиться не стал. Он стоял, продолжая теребить ключ, торчащий из двери, и смущенно улыбался. Не избалованный посторонним вниманием, ему было лестно, что такая важная фигура, как Жека Бобров – в простонародье Бобер – проявил к его скромной персоне душевное внимание. А на фоне неприятных утренних событий, эта встреча показалась просто каким-то подарком судьбы.

- Привет, - тихо, несмело поздоровался Виноградов, когда Бобер крепко сжал его тощую шею широкой, мускулистой рукой, а пальцами другой руки задиристо взъерошил прическу.

- Здарова, сиротская твоя душонка! А я смотрю – ты или не ты. Потом выглянул, смотрю – идет, как будто в штаны кило навалил! Ну, думаю, точно Муха! Так, кроме тебя, ваще никто не ходит.

Он залился смехом и тут же замахал перед лицом руками.

- Не-не-не… Братан, не обижайся. Это я так. Поржать чисто. Честно говоря, ваще рад тебя видеть. Капец! Как будто родного встретил.

Бобер смолк, глядя Димке прямо в глаза и широко улыбаясь. А когда пауза затянулась, тот быстро дважды моргнул, и Виноградову показалось, что между этими двумя, едва уловимыми движениями век, зрачки бывшего однокашника на миг изменились. Они словно превратились из идеально круглых в вертикально-продолговатые, а их радужная оболочка, также на миг, изменила цвет. Из светло-серых, глаза превратились в темно-бордовые.

Но длилось все слишком недолго, для того, чтобы убедиться, что это не иллюзия и не последствия утреннего психического потрясения. Когда глаза Боброва моргнули второй раз, зрачки снова приняли привычные очертания и цвет. Димка зажмурился и тряхнул головой, словно сгоняя морок. Снова захотелось выпить.

- Слышь, а мне сказали, что тут кто-то из наших живет… А я ваще даже не знал, что это ты, прикинь.

- Ну, да, - смущенно ответил Димка, улыбнулся и почему-то покраснел. Он всегда краснел, когда кто-то проявлял к его персоне повышенное внимание. Сам себя он считал более, чем заурядной личностью, не особо заслуживающей излишних почестей. Жил себе тихо, старался никого не трогать и ожидал от окружающих того же. Кого-то такая откровенная скромность подкупала, кого-то раздражала, но ни те, ни другие не проявляли к Виноградову ровно никакого интереса. А его, в свою очередь, это вполне устраивало. И когда кто-то начинал радоваться встрече с ним, Димка непременно настораживался. Возникало невольное ощущение, что такие люди обязательно от него чего-то хотят. Чем-то иным такое отношение к себе он объяснить не мог.

Вот и сейчас Бобер воспринимался, как коршун, свалившийся откуда-то сверху, и намеревающийся ухватить мелкую, трусливую добычу своими острыми, кривыми когтями. Такая ассоциация, пришедшая в голову Виноградову, вполне объясняла причину возникновения продолговатых зрачков приятеля. Он еще некоторое время перетаптывался с ноги на ногу, а когда пауза затянулась, спросил:

- А ты откуда тут… взялся? Ну, то есть, как ты тут… Когда…

- Так мы теперь соседи, типа! – бодро отрапортовал Бобер и ткнул Димку кулаком в плечо, - Подселили меня сюда, короче. Переселили, вернее. А если честно, то из одной общаги выгнали с позором, а сюда вселили.

Жека осклабился всеми своими здоровенными зубами и смешно захрюкал. Он всегда так смеялся.

- Слышь, ну че ты, как не родной, братэло? Идем на кухню! Я жрать хочу, как собака! Добирался сюда полжизни. Картохи нажарил на целую роту, как будто знал, что тебя встречу. Пошли! Кормить тебя буду, а то смотреть жалко. Худющий! Ты даже в собачнике, по-моему, потолще был! А?

Он подтолкнул в спину Виноградова. Тот едва успел выдернуть ключ из замка и, понурив голову, поплелся к кухне. За спиной продолжал тараторить Бобер.

- О-о-о! А че это у нас в прозрачном пакетике? Да это просто судьба, мой друг! Жареная картошечка под водочку! М-м-м! Я начинаю уважать товарища Муху! Вижу, взрослая жизнь пошла ему на пользу!

Сообщение отредактировано servaly: Apr 22 2016, 01:27


--------------------
Моя группа в "Вконтакте": http://vk.com/servaly_writer
User is offline Profile Card PM 
 Go to the top of the page
  + Quote Post

Тимак
post Apr 25 2016, 18:53
Создана #4


Старожил
*****

Группа: Посетители
Сообщений: 691
Зарегистрирован: 29-October 15
Из: Нижегородка.
Пользователь №: 2,340,610


Металлоискатель: 705
Пол: мужской
Номер карты: 42 97

Репутация: 144 кг
-----XXXXX


Ну вот! Новенькое! Ждём продолжения!
User is offline Profile Card PM 
 Go to the top of the page
  + Quote Post

servaly
post Apr 25 2016, 19:45
Создана #5


Постоянный
****

Группа: Посетители
Сообщений: 430
Зарегистрирован: 14-September 12
Из: Харьков
Пользователь №: 47,108


Металлоискатель: Minelab Safari
Пол: мужской

Репутация: 102 кг
-----XXXXX


QUOTE(Тимак @ Apr 25 2016, 17:53)
Ну вот! Новенькое! Ждём продолжения!


Как раз пишу.


--------------------
Моя группа в "Вконтакте": http://vk.com/servaly_writer
User is offline Profile Card PM 
 Go to the top of the page
  + Quote Post

servaly
post Apr 25 2016, 22:42
Создана #6


Постоянный
****

Группа: Посетители
Сообщений: 430
Зарегистрирован: 14-September 12
Из: Харьков
Пользователь №: 47,108


Металлоискатель: Minelab Safari
Пол: мужской

Репутация: 102 кг
-----XXXXX


Глава 3. Желания

Пили из чашек. У Димки, конечно, имелась более подходящая посуда, но ни настроения, ни желания тащить ее на кухню, не было. Закусывали прямо из сковороды. Картошка оказалась невероятно вкусной, смачно сдобренной рублеными сосисками. Вышел настоящий холостяцкий пир!

Первые тосты произносил Бобер. У него они выходили короткими, емкими и, в то же время, какими-то обобщенными.

- Давай, Димас, за тебя! – декламировал Жека, тут же опрокидывал водку прямо в горло и торопливо зажевывал ее хрустящей картошкой. Виноградов только и успевал, что растерянно поводить чашкой в воздухе, в явном намерении чокнуться, но всякий раз не успевал.

Когда бутылка была ополовинена, Бобер закурил, откинулся назад, прислонившись спиной к крашеной в темно-зеленый цвет стене, и хитро сощурился. Димке снова показалось, что зрачки его приняли неестественную форму. Но, как и в прошлый раз, длилось это недолго, а Виноградов, как и в прошлый раз, не придал этому никакого значения, списав все на плохое зрение и моральную усталость. Куда больше его волновало то, что они с Бобровым никогда не были не то что друзьями, но даже приятелями. И, хотя врагом Димка Жеку не считал, все же в далеком прошлом случались между ними инциденты, вспоминать которые по определенным причинам совсем не хотелось. Выходит, что им и вспомнить-то нечего, за исключением каких-нибудь стандартных общих радостей, вроде новогодних концертов или коллективных походов в бассейн.

- Ну, че, Муха? Рассказывай! Как ты тут? Чем живешь? Кем дышишь вообще?

Димка занервничал. За годы совместного взросления он очень хорошо усвоил, что таких людей, как Бобер, ни его личная жизнь, ни его интересы или нужды, не интересуют в принципе. А если такой человек начинает задавать подобные вопросы, значит ему обязательно что-то от тебя нужно. Вот и сейчас интуиция подсказывала, что порядком захмелевший, улыбающийся, дымящий сигаретой однокашник, определенно что-то задумал.

- Да, как… Нормально живу, - пробубнил Димка и принялся бегать взглядом по стенам общаговской кухни, - Работаю на стройке…

Он запнулся. Затем покряхтел, как бы прочищая горло, и продолжил.

- Ну, то есть, уже не работаю. Только что выгнали.

- Красавчик! – восхищенно воскликнул Бобер, - Так ты с горя нарезаться решил, что ли?

- Ну, я, типа… - попробовал оправдаться Виноградов, - Короче, чуть кирпичами меня не завалили. Живой остался чудом каким-то. А прораб зассал меня после этого оставлять. Ну, чтобы не проболтался нигде и все такое. У него бывает... Месяц назад так грузчиков без зарплаты оставил. Пацаны фуру цемента разгрузили и забухали по шабашу. А водка паленкой оказалась. Их на скорой потом прямо из двора вывозили. Один ослеп, кажется. Ну, короче, выгнал их Кузяев, а когда они за бабками пришли, тот морду кирпичом сделал. Типа, «не знаю никого, сами забрели, сами нажрались».

- Хе! – снова восхитился Бобер, - А Кузяев-то ваш – censored. Я бы, на твоем месте, ему в табло дал.

- Ну, ты не на моем месте, - испугался Виноградов и поторопился сбросить градус напряжения, - Я людям морды не бью.

- Да ладно! – засмеялся тот, - Мы с тобой сколько раз друг другу били?

- Не помню, чтобы я тебя хоть раз бил, - обиделся Димка, - Все больше получал.

- Ты еще обидеться придумай. Мы с тобой, как братья, между прочим. В семьях-то оно как? Есть старшие, есть младшие. Правильно? Старшие младших воспитывают иногда. Вот и считай, что я тебе старшим братом прихожусь. Может, если бы не я, ты бы никогда и человеком-то не стал.

- А я стал? – с какой-то тоской в голосе спросил Виноградов.

Бобер даже в лице изменился.

- Ты че, старик? – теперь не было ни улыбки, ни продолговатых зрачков. Он оттолкнулся от стены и уселся поудобнее на кухонный табурет.

- Да так, ничего… - отмахнулся Димка, в голове у которого зашумело от выпитого, а прежнее стеснение, которое он недавно испытывал перед Бобром, само собой растворилось.

- Нет, я серьезно. Ты посмотри на себя! У тебя хата есть, работа… была. Ну, не страшно! Ты че, не найдешь, где на кусок хлеба заработать? Найдешь! Баба есть?

Виноградов отрицательно мотнул головой.

- Ну, так вообще здорово! Свободный человек! В расцвете сил! Че ты приуныл-то, сирота?

- Да как-то… - заплетающимся языком выговорил Димка, - Как-то не понятно накой черт вообще живу, понимаешь? Вот не понятно и все тут. Как будто паразитом каким-то себя чувствую. Смотришь на других людей – все к чему-то стремятся, все чего-то достигают, добиваются. Значение какое-то в этом мире имеют. А я что? У меня была цель – училище закончить. Поступил, выучился… Красный диплом, бляха муха! И что? Подтереться им теперь, что ли? У большинства родители есть. Что-то для старта… Да что я тебе рассказываю? Сам такой же. Вот привалило бы меня сегодня кирпичами к херам, и никто даже не расстроился бы, никто не заплакал. Разве что прораб заплакал бы. И то потому, что сидеть пришлось бы.

- Да, брат. Если так будешь к жизни относиться… - он задумчиво усмехнулся, - Хочешь совет дам?

Димка пожал плечами, чувствуя, что сейчас начнется череда нравоучений. Ему очень не хотелось ничего подобного выслушивать, но отказывать Виноградов не умел.

- Ты Натаху Воропаеву давно видел?

- Вообще не видел. Последний раз на выпускном.

- Я тоже, - честно признался Бобер, - Да и увидеть ее, если честно, хрен получится. Она в Германии живет. Выучилась на программера, устроилась в какую-то компьютерную фирму и тю-тю! Пригласили ее туда, живет припеваючи, бабло рубит, ребенка воспитывает. Не жизнь, а мечта!

- Повезло, - на Димкином лице отразилась тень уважения, - Хотя, сложно представить Воропаеву программером. У нее по математике тройка с натягом была. Да и вообще она… Сам знаешь.

- Может и повезло, - ответил Бобер, разливая очередную порцию водки в чашки, - А может и добилась. Я другое знаю.

Он выдержал паузу, а Димка не торопился перебивать.

- Рассказывали мне, что она тоже, как ты, тупо не знала что делать. На панель пошла, чуть не убили… Но это частности. Потом встретила кого-то. Тот ей дельный совет дал. Взялась за голову, или хрен его знает за что. И вуаля!

- Совет… - ехидно парировал Димка, - Знаю я этих советчиков. Наслушался уже на полжизни вперед.

- Зря ты так, Муха, - спокойно сказал Жека, - Совет-то денег не стоит.

- Ну, к чему ты это, Жень? Ну, хорошо же сидим. Давай лучше о чем-нибудь другом?

Бобер поднял свою чашку, Димка свою, и на этот раз они чокнулись, а когда выпили и закусили, Жека сказал, словно бы не к месту:

- Список жизни. Слышал о таком?

- Неа, - пережевывая хрустящую картошку, ответил Виноградов.

- Пишешь на бумаге все, что хочешь испытать в жизни. Ну, не знаю… Например: отомстить прорабу! Хотя это не самый подходящий пример. Вот! Спрыгнуть с парашютом! Или: подняться на Эверест! Да мало ли может быть желаний? Съездить в Китай, искупаться в проруби, выиграть чемпионат мира по армрестлингу! Все, что угодно! Лишь бы искренне, от сердца! Самые безумные и, на первый взгляд, невероятные желания. Такие, о реализации которых ты бы на смертном одре вспоминал! Понимаешь?

- Да понимаю, конечно. Мечтать, как говорится, не вредно. Или ты думаешь, что я не мечтаю ни о чем?

- В том то и дело, что мечтают все! А вот реализовывают свои мечты – единицы! Как, ты думаешь, это у них получается?

- Не знаю. Стремятся, наверное. Только не понимаю, как мне поможет реализовать мечты какой-то список?

- Вот у тебя есть мечта?

- Есть. Наверное.

- Вот! – вдруг громко выкрикнул Бобер, - Вот именно! «Наверное»! Блин, Муха, ты и сам не знаешь, есть ли она у тебя эта самая мечта! Как же ты можешь к чему-то стремиться, как ты можешь добиться ее воплощения, если даже не знаешь, есть ли она у тебя? Для этого и пишется список!

Он вскочил со стула, суетливо осмотрелся по сторонам, выглянул в общий коридор, затем поднял вверх указательный палец и вышел из кухни. Виноградов устало выдохнул и облокотился о стол. В голове шумело от выпитого, хотелось спать. Его порядком утомили пустые разговоры о смысле жизни и каких-то эфемерных мечтах. Надо было срочно заканчивать эти посиделки, иначе еще одна порция алкоголя может окончательно вырубить сознание, а весь завтрашний день просто выпадет из жизни.

В кухню вернулся Бобер. В руках он держал простой тетрадный лист и шариковую ручку.

- Слышь, Муха, а что это за блондинка там, на балконе курит?

- А? – не сразу понял вопроса Димка, а когда переварил сказанное, отмахнулся от товарища, как от назойливого насекомого, - А, да это Маринка.

- Ничего такая, да?

- Ну, нормальная, - смущенно пробубнил Димка. Щеки его залились румянцем смущения, который не удалось скрыть от внимательного, цепкого взгляда товарища.

- О-о-о! – удивленно вскинул брови Бобер, - Да вы, батенька, влюблены без памяти!

Димка отнекиваться не стал, а только смущенно улыбался и продолжил заливаться все более густым румянцем.

- Короче, Ромэо, вот тебе бумага, вот тебе ручка. Пиши!

Он положил лист на стол и громко прихлопнул его ладонью.

- Жень, не выноси мозг, пожалуйста… - попытался уйти от назойливого Бобра Димка, но тот сразу запротестовал и поспешил заверить, что не отстанет, пока на листке не появится хотя бы десяток строк.

Виноградов скорчил недовольное лицо, взял ручку и в уголке поставил единицу. Во всяком случае, десять пунктов – это не такая уж большая плата за возможность спокойно свалить к себе в комнату и с чистой совестью уснуть.

- Ладно. Что мы там планируем?

- Не мы! – заговорщицки прошептал Бобер, - Ты! Планируешь ты, Муха. И только ты. Я вообще не вмешиваюсь. Но помни – самые сокровенные! Самые невероятные! Такие, чтобы дух захватывало! Самые смелые! Чтобы было не стыдно самому себе признаться в их смелости! Давай!

Димка закусил верхнюю губу и напротив единицы, несмелой рукой вывел: «Отомстить прорабу Кузяеву».

- Красавчик! – воскликнул Бобер, - Ты красавчик, Муха! Одна строчка, а сразу вырос в моих глазах на полметра! Жги дальше!

Димка поставил двойку и написал: «Сделать татуировку».

- Годится, - похвалил Бобер, - Нормальное желание. А где же Маринка в этом списке необузданных стремлений?

«Трахнуть Маринку», написал Димка.

- Да! Вот это веселуха пошла, братан! Ты чувствуешь, как твой внутренний мир начинает меняться? А?

Димка, до кончиков ушей залитый краской, смеялся вместе с Бобром. Ему начинала нравиться эта сумасшедшая, хотя и бесполезная затея.

«Посмотреть на луну в телескоп», «Поесть омаров». Перед тем, как написать следующий пункт, Димка бросил осторожный взгляд на Бобра. Тот в нетерпении топтался рядом. Восхищенная улыбка не сходила с его лица.

«Нюхнуть кокса».

- Ого-го! – заржал еще громче тот, - Вот она темная сущность тихони Мухи! Я с тобой десять лет в одной спальне прожил, а даже подумать не мог, что в твоей башке вращаются такие… м-м-м… коварные мысли.

- Да я не то, что… - хотел оправдаться Димка, но Бобер перебил:

- Не-не-не! Не обращай на меня внимания! Ты все правильно делаешь! Красавчик, Димас! Именно так и надо! Только самое искреннее, настоящее! Помнишь? Пиши! Кстати, я тебе не мешаю? А то могу выйти.

- Да нет, что ты, - поспешил ответить Виноградов, хотя в душе, все же, очень хотел остаться в одиночестве. Желания, и в самом деле, были личными. Даже, можно сказать, интимными. Но это проклятое слово «нет» никак не удавалось говорить тогда, когда нужно. Застревало оно в горле. Мешало. Приходилось проглатывать.

- Как скажешь, брат.

«Прокатиться на американских горках», «Спрыгнуть с парашютом», «Написать автопортрет», «Научиться играть на гитаре», «Выучить английский язык».

Выходило уже одиннадцать пунктов. Димка отложил ручку в сторону и удовлетворенно вздохнул.

- Ну, вот, - он с надеждой посмотрел на Бобра, но у того на лице застыло недоумение.

- Это все? – теперь он выглядел еще и разочарованным, - Нет, братан, ты так лихо начинал, что просто не имеешь права закончить таким коротким списком. Хотя… Вижу, устал ты. Давай-ка еще по одной хряпнем и на сегодня разойдемся. А ты, если будет желание, допиши список сам. Идет?

- Идет! – радостно воскликнул Димка и сам налил водки в чашки, - За желания!

Они еще выпили и очень скоро разошлись по своим комнатам. Димку встретила духота однокомнатной квартиры. Он отдернул плотно задвинутые шторы и распахнул балкон. С улицы донеслись звуки гудящих машин. Где-то вдалеке лаяли собаки.

«Найти родителей», - пронеслась в голове шальная мысль. Димка посмотрел на лист бумаги, который держал в руке, вышел на балкон, присел на корточки и аккуратным почерком вывел эту самую мысль следующим пунктом. Прикрыл глаза. Все закружилось.

- Вертолеты, - заныл Димка и тряхнул головой, - Да какого хрена вообще? Гулять, так гулять!

«Оторваться в Вегасе», «Спеть на большой сцене», «Купить «Мерседес», «Купить квартиру в центре города», «Секс втроем», «Поохотиться в тайге на медведя», «Поплавать среди акул», «Самостоятельно посадить самолет», «Не спать трое суток подряд», «Сыграть в «Русскую рулетку», «Безнаказанно убить человека», «Спасти чью-нибудь жизнь»…

Димка уснул прямо на балконе и проспал там до полуночи, пока удары грома и холодные капли дождя не выгнали его обратно в комнату. Он уселся на край кровати, разлепил чешущиеся с похмелья глаза и с трудом сфокусировал взгляд на исписанном листке, последний пункт в котором гласил: «Умереть счастливым».

Сообщение отредактировано servaly: Apr 25 2016, 23:07


--------------------
Моя группа в "Вконтакте": http://vk.com/servaly_writer
User is offline Profile Card PM 
 Go to the top of the page
  + Quote Post

servaly
post Apr 26 2016, 01:11
Создана #7


Постоянный
****

Группа: Посетители
Сообщений: 430
Зарегистрирован: 14-September 12
Из: Харьков
Пользователь №: 47,108


Металлоискатель: Minelab Safari
Пол: мужской

Репутация: 102 кг
-----XXXXX


Глава 4. Прораб Кузяев

Утром разбудил телефонный звонок. Виноградов не успел ответить, так как трубка выпала из дрожащих с похмелья рук, и пока он искал ее, шаря рукой по полу, звонок прекратился. Оказалось, звонил Кузяев. Причем, на экране мобильника светились четыре «неотвеченных».

Разговаривать с ним о чем-либо, мягко говоря, не хотелось. К тому же, о чем с ним теперь вообще говорить? Хотя… Вдруг совесть проснулась и решил рассчитаться напоследок? Деньги Виноградову сейчас совсем не помешали бы. А учитывая, что теперь он безработный, последняя зарплата была бы просто подарком судьбы.

Он нажал на вызов и приготовился терпеливо выслушивать массу гадостей от бывшего начальника. Ничего другого выслушивать от него никогда не приходилось, поэтому то, что произошло дальше, удивило Димку не меньше, чем падающий метеорит удивил суровых жителей Челябинска.

- Алло! Алло! – взволнованно тараторил Кузяев на другом конце «провода», - Алло, Виноградов! Ты слышишь?

В трубке послышалось прерывистое шипение, как будто прораб старательно дул в микрофон.

- Да, Сан Саныч, слышу.

- Ты на работу выходить собираешься? Алло! Коля, ну, куда ты ведро потащил, идиот!? Твою мать! У меня эти ведра на балансе! Давай в вагончик их! Алло! Где тебя носит? Ты работать собираешься?

Димка даже привстал. Похмелье, как рукой сняло.

- Так это… Ну, вроде…

- Давай скорее, а то у меня тут переболели все. Как сговорились черти! А в обед – проверка! Ты через сколько будешь?

- Через полчаса.

- Давай побыстрей как-нибудь! Такси возьми, я заплачу! Добро?

- Да, Сан Саныч. Еду.

Он нажал «отбой», отложил мобильник в сторону и потер лицо ладонями. Слезать с кровати очень не хотелось. Но еще больше не хотелось проявлять несказанную глупость, опоздав на вызов прораба. На его памяти Сан Саныч не давал второго шанса еще никому.

Стройка гудела. Во дворе разгружались сразу два самосвала. Крановщик, сидя в кабинке, крыл матом кого-то на этажах. Прораб крыл матом крановщика. Водители самосвалов возмущенно крыли матом прораба, нетерпеливо указывая пальцами на левые запястья, где, в их изысканном воображении, должны были сиять золотом увесистые «ролексы», но их там не было. В-общем, жизнь бурлила, напряжение производственного процесса зашкаливало, а Димка, переступив порог строительной святыни, резко почувствовал себя нужным. Снова ударил в нос запах цветущих абрикосов, снова весеннее солнце пригрело спину и даже похмелье отступило. Жизнь заиграла приятными красками и обрела былой смысл.

- Хм, - тихо хмыкнул себе под нос Виноградов, - Смысл, смысл…

Вспомнилась вчерашняя попойка. Он сунул руку в карман и достал оттуда смятый тетрадный лист в клеточку. На ходу развернул, пробежался взглядом по неровному тексту.

- Блин, надо же было по-пьяни такой пурги понаписывать, - прошептал Димка, смял бумажку еще сильнее, превращая ее в тугой, плотный шарик, и зашвырнул куда-то за забор стройки, - Мечтатель хренов… Тьфу!

- Чего плюешься, Виноградов? – ему навстречу семенил Кузяев, - Ты чего так долго? Я же тебе сказал – такси бери!

- Так я взял, - попытался оправдаться Димка, но прораб отмахнулся и сделал вид, будто его не услышал. Обещанных денег, само собой, тоже не дал.

- Давай бегом на крышу. Там мужики уже на колени падают! У меня проверка! В обед комиссия приезжает! Марафет надо навести. Там тебе все расскажут! Чего стоишь, тупица? Бегом марш наверх!

- Так это… мне бы переодеться…

- Твою мать! Дима, ты идиот?! Ты не слышишь меня? Разуй уши! Проверка! Дима! Проверка от застройщика! Вали наверх бего-о-ом! Наверху переодевайся! На ходу переодевайся! Налету! Мне похеру! Главное, чтобы ты наверху был через минуту! Пошел-пошел-пошел!!! Дима, пошел!!! И чтобы все в касках были! Остальным скажи! Слышал?

- Да! – выкрикнул Виноградов вслед убегающему прорабу, из кармана которого выпала мятая купюра.

Он хотел окликнуть Кузяева, но непонятно откуда взявшийся ветерок подхватил деньги и принес бумажку прямо в руки удивленному Виноградову. Пятьсот рублей! Именно столько пришлось отдать таксисту!

Он сунул деньги в задний карман джинсов, повертел в руках рюкзак со строительной робой и неторопливо зашагал к строящемуся зданию. У самого входа все еще был разбросан битый кирпич, свалившийся вчера чуть ли не на голову. На этот раз войти удалось без приключений. Видимо, череда неудач осталась позади.

Да и вообще, казалось, сегодняшний день был для Димки каким-то особенным. Такси даже ловить не понадобилось. Водила, скучавший у самого подъезда, сам предложил подвезти и всю дорогу веселил какими-то старыми, избитыми, но довольно смешными анекдотами. Даже музыка по радио играла хорошая. Как по заказу! Едва заканчивалась одна любимая песня, как тут же начинала играть другая, не менее любимая и приятная. Похмелье, опять же, куда-то испарилось! Чудеса! Но чудеса приятные.

Поднявшись наверх, Димка застал строительную бригаду, вальяжно возлежащую на мешках с песком и выкуривающую явно не первую сигарету за утро.

- Привет, Димас! – радостно поздоровался Петрович, который вчера утром сильнее всех тряс испуганного Виноградова за плечо.

- Здравствуйте, - как всегда скромно поприветствовал коллег Димка и, обойдя всех по очереди, поздоровался за руку.

- Что там Кузяйло-Мудяйло? Хипишует?

Мужики весело захихикали.

- Да, суетится. Говорит, что проверку какую-то ждет. Просит марафет навести и каски надеть.

- Ну, мы и наводим, ты же видишь. В касках! Все, как один! - добродушно пошутил Петрович, и бригада снова разразилась дружным хохотом, - Садись. Вместе наводить будем.

Виноградов привык, что коллектив не особо уважает прораба. Да и уважать-то его, честно говоря, было не за что. Прораб, как прораб. Беспринципный, трусливый, нервный. Назвать его справедливым язык не поворачивался. Тут скорее слово «негодяй» подойдет, но называть начальника «негодяем» было как-то не правильно. Вот и «не уважали» Кузяева молча. Вслух слова неуважения старались не произносить, зато поступками выражали явное пренебрежение. А когда прораб объявлялся в поле видимости, все принимались изображать активные действия. Именно изображать, а не работать. Из-за этого строительство шло медленно, а регулярные проверки от застройщика подводили Кузяева все ближе и ближе к карьерному эшафоту.

Димка уселся у самого края, достал из рюкзака вещи и принялся неторопливо переодеваться. Где-то внизу не прекращался отборный мат. Голос, судя по нарастающему звуку, приближался. Кто-то из мужиков недовольным голосом сказал:

- О! К нам собрался. Ща начнется. Минутная готовность! Отсчет пошел!

Остальные, недовольно галдя и кряхтя, затушили окурки и нехотя встали. Димка, сам не зная зачем, обернулся назад. Возможно, захотел убедиться, что Кузяев и в самом деле идет, хотя это и без того было понятно. Или просто решил оценить степень прорабской ярости, которая была его непременным атрибутом. Так или иначе, Виноградов сделал полуоборот на зад и случайно зацепил локтем лежащий у самого края кирпич. Тот коротко шаркнул и бесшумно полетел вниз. В груди у Димки похолодело. Он мигом вскочил на ноги и перегнулся через край, на полкорпуса свешиваясь над пропастью. Тяжелый, белый камень стремительно отдалялся, не менее стремительно приближаясь к матерящемуся у входа прорабу. Теперь похолодело не только в груди. Все конечности налились синцом. Виноградов успел выкрикнуть:

- Сан Саныч!

Прораб задрал голову кверху и еще секунду стоял, глядя на падающий кирпич. Тот плюхнулся прямо перед его носом. Все, кто был в тот момент на крыше, подбежали к краю и принялись с интересом наблюдать за происходящим. Кузяев некоторое время стоял без движения, затем бессильно рухнул на колени, уперся руками в землю и целую минуту простоял в таком неудобном положении. Затем очень медленно, молча, поднялся на ноги и также медленно заковылял к выходу со стройки. На его светлых брюках, в районе задницы, расцветало коричневое, мокрое пятно. Больше Кузяева на стройке никто никогда не видел. Поговаривают, что уже на следующий день он подал заявление об уходе. Дальнейшая судьба сурового прораба просветленному человечеству не известна.



--------------------
Моя группа в "Вконтакте": http://vk.com/servaly_writer
User is offline Profile Card PM 
 Go to the top of the page
  + Quote Post

Homo ergaster
post Apr 26 2016, 07:14
Создана #8


Бывалый
***

Группа: Посетители
Сообщений: 171
Зарегистрирован: 16-August 15
Из: Красный Перекоп
Пользователь №: 2,337,408


Металлоискатель: MXT
Пол: мужской

Репутация: 9 кг
-----X----


Интересный сюжет - цепь нелепых, закономерных случайностей (о, как завернул!). Набью сто постов, первый плюс автору.


--------------------
На поле не было пока прибора лучше,чем АКА!
User is offline Profile Card PM 
 Go to the top of the page
  + Quote Post

ЯЛЕС
post Apr 27 2016, 00:41
Создана #9


Постоянный
****

Группа: Посетители
Сообщений: 467
Зарегистрирован: 17-April 16
Из: Архангельская обл.
Пользователь №: 2,348,883


Металлоискатель: Fisher 5
Пол: мужской

Репутация: 32 кг
-----XX---


Мда кажется началась материализация тайных желаний после их изложения на бумаге.Сюжет закручивается и затягивает 17.gif .
User is offline Profile Card PM 
 Go to the top of the page
  + Quote Post

servaly
post Apr 28 2016, 04:08
Создана #10


Постоянный
****

Группа: Посетители
Сообщений: 430
Зарегистрирован: 14-September 12
Из: Харьков
Пользователь №: 47,108


Металлоискатель: Minelab Safari
Пол: мужской

Репутация: 102 кг
-----XXXXX


Глава 5. Сделать татуировку

Виноградов ожидал каких угодно последствий своего нечаянного поступка: убийства, четвертования, прилюдной порки, увольнения, в конце концов. Но никак не народной любви, подкрепленной диким ликованием. А вышло все именно так. Если бы дело происходило не на крыше, Димку, наверное, принялись бы подкидывать в воздух под радостные вопли угнетенных, но отомщенных. Радовались абсолютно все. И абсолютно все были уверены, что Кузяев больше никогда не вернется.

Проверка, состоявшаяся в назначенное время, лишний раз подтвердила предположения ликующего коллектива, и новый прораб был назначен сразу же по окончании рабочего дня. Им стал Петрович, совсем не ожидавший такой радости. Сразу же по окончании смены, новоявленный начальник выставился коллективу в рюмочной, расположенной неподалеку от стройки. Димку тоже приглашали, но он деликатно отказался. Даже сам удивился. Чуть ли не впервые в жизни получилось отказать! И, как оказалось, это было не так уж трудно. Просто «нет» и все. Хотя, откровенно говоря, никто особенно и не настаивал. Но, все же…

Домой не хотелось. Приподнятое настроение настойчиво звало на подвиги. И, раз уж первое желание из списка, пусть и не намерено, но исполнилось, то почему бы не попробовать реализовать второе?

Тату-салон находился в трех автобусных остановках от места работы Виноградова. Как раз по пути домой. Каждый день, в течение полугода, проезжая мимо, Димка с тоской поглядывал на невзрачную вывеску. Ничего примечательного в ней, вроде бы, не было. Черные буквы на сером фоне, окантовка в виде завитушек, которыми так любят в последнее время украшать себя разномастные перцы, дверь с каким-то бездарным граффити. В-общем, средней паршивости заведение. Но всякий раз, проезжая мимо, оно каким-то магнитом незаметно притягивало Димкино внимание.

В детстве, а точнее во времена ночных поллюций и подростковых прыщей, у Виноградова была масса возможностей набить себе «мастюху». Так называли свои татуировки однокашники, коловшие друг друга самодельной машинкой. Сделана она была из старой советской электробритвы, к которой, чуть ли не пластилином, была прикреплена остро заточенная гитарная струна. Когда машинка включалась, струна начинала быстро двигаться вперед-назад, а ее кончик, предварительно смоченный канцелярской тушью, превращался в безжалостное жало, пробивающее кожу до крови с ужасающей частотой.

Татуировщиками выступали, как правило, самые смелые, а не самые талантливые. Поэтому результат выходил не всегда удачным. Однако это никак не мешало татуированным воспринимать новый атрибут своего тела с гордостью.

Виноградов очень хотел татуировку. Он даже придумал какую именно. Придумал, где она должна быть и что она будет означать. Вот только решиться, преодолеть собственный страх – никак не удавалось. И всякий раз, когда кто-то из ребят с широкой улыбкой на лице демонстрировал кривой, косой и неравномерный рисунок на собственном теле, Димка завидовал.

Детство ушло. Вместе с ним ушло и желание испортить кожу каким-нибудь коряво нарисованным кинжалом или драконом. Только вот желание преодолеть собственный страх, пересилить самого себя, доказать себе – осталось. Этим и манила серая вывеска. Этим привлекала, и в то же время, отталкивала. Но при составлении списка самых заветных и самых безумных желаний, татуировка пришла в голову одной из первых. Почему случилось именно так, Виноградов и сам не знал. Просто, видимо, с этого стоило начать меняться. И если не начать с татуировки, то нет смысла и продолжать.

Автобус подъехал к остановке. Дверь распахнулась. Серая вывеска отсюда была хорошо видна. Виноградов покрепче вцепился в поручень, за который держался обеими руками, словно те были последней возможностью удержаться от необдуманного поступка. Из микрофонов донесся усталый голос водителя, предупреждающий о том, что двери закрываются, а следующая остановка…

«Следующая остановка – неудача!» – вдруг ворвалась предательская мысль, Димка разжал побелевшие, вспотевшие пальцы и рванул к выходу. Закрывающиеся двери больно ударили по плечам, но ему, все-таки, удалось протиснуться сквозь них, и уже в следующий миг отъезжающая машина обдала Виноградова клубами едкого, дизельного дыма. Он шумно выдохнул, сжал покрепче кулаки и быстрым шагом направился к тату-салону. Сердце в груди колотилось обезумевшей белкой.

Димка дернул за ручку двери, но та не поддалась. С шеи, как будто камень свалился. Он облегченно вздохнул и даже успел улыбнуться, довольный тем, что все-таки решился переступить через собственный страх. А в том, что татуировку сделать не удалось, теперь можно было винить сотрудников салона, но только не себя.

Едва Виноградов развернулся на сто восемьдесят градусов и приготовился сделать шаг в направлении автобусной остановки, как за спиной послышался громкий щелчок. Он обернулся. Тяжелая, разукрашенная дверь медленно отворилась. На пороге показался крепкий парень в белоснежной, обтягивающей крепкие мускулы футболке, и не менее белоснежном фартуке. Его руки, до самых запястий, были изрисованы и исписаны разноцветными картинами. Назвать рисунками эти произведения искусства не поворачивался язык. Виноградов застыл в изумлении и зачем-то задержал дыхание.

- Здравствуйте, - поздоровался громила и вопросительно посмотрел на Димку, - Вы что-то хотели?

- Да. То есть, не совсем. У вас закрыто?

- А что вы хотели? – раздраженно переспросил тот.

- Да подумываю татуировку сделать. Но я еще не решил.

- Проходите.

Парень приоткрыл дверь пошире и отошел в сторону, приглашая войти. Внутри было темно. Виноградов продолжал стоять, переминаясь с ноги на ногу, и сделать шаг никак не решался.

- Простите, у меня сейчас времени мало, - не выдержав заминки, сказал татуировщик, - Вы, если не решились еще, можете прийти в другой раз. Только звоните, пожалуйста, заранее. Я по записи работаю.

Димка вдруг отчетливо понял, что если он сейчас отступит, то больше никогда в жизни не решится повторить этот шаг. Никогда!

- Нет, я решился, - твердо заявил Виноградов и прошел внутрь.

Пахло лекарствами и табаком. Пройдя по темному коридору, Димка оказался в небольшой, хорошо освещенной, уютной комнате. У стены стоял массивный кожаный диван. Посередине – стеклянный журнальный столик с массой различных каталогов.

- У вас эскиз свой или хотите подобрать что-нибудь?

- Нет. Эскиза нет, но я могу объяснить, что хочу. Ну, если вы сможете нарисовать.

- Я понял. Вы присаживайтесь, полистайте каталоги. Возможно, там найдете что-нибудь подходящее. У меня сейчас клиент. Я скоро заканчиваю, и поработаем с вами. Хорошо?

Он не стал дожидаться Димкиного ответа, распахнул дверь, ведущую в какое-то ярко-освещенное помещение – вероятно, кабинет – и скрылся из глаз. Виноградов остался в одиночестве. Уселся на диван, принялся листать каталоги. Среди фотографий татуировок, попадались как бесспорно красивые, так и откровенно ужасающие, от которых чуть не в дрожь бросало. И чем больше он их просматривал, тем меньше хотелось здесь оставаться. Скорпионы, змеи, черепа… Ну, как можно на своей собственной коже рисовать подобные мерзости? Это же на всю жизнь! Всю жизнь ты потом смотришься в зеркало, а оттуда на тебя глядит какая-нибудь тварь, которая кроме отвращения, никаких других эмоций не вызывает и вызывать не может. Всю жизнь!

Переворачивая очередную страницу, Виноградов, вдруг, подпрыгнул на месте. На одном из фото красовалось изображение ни то черта, ни то какой-то другой мерзости, с вилами в когтистых руках и тонким хвостом, заостренным на конце. Но что больше всего поразило в рисунке – так это глаза. А точнее – продолговатые, вертикально вытянутые зрачки. Они были коричневыми, с бурым оттенком. Такие же, как у Боброва, когда тот дважды моргнул в коридоре общаги. И если тогда Димка все списал на нервы, то сейчас, почему-то, был твердо уверен, что видел их на самом деле.

Он захлопнул каталог и решительно отодвинул подальше от себя. В этот момент в кабинете раздался звон бьющегося стекла. Дверь распахнулась, татуировщик бросил на Виноградова виноватый взгляд, коротко улыбнулся и поспешил уйти по коридору. Его правая рука была обмотана белым полотенцем, которое он придерживал левой рукой, а на полотенце виднелись ярко-красные пятна. Дверь оказалась приоткрытой, и Димка осторожно заглянул внутрь.

В кабинете стоял топчан. Он не был виден полностью. В проем попадал только его край, но по свисающим с него босым лодыжкам, Виноградов понял, что человек лежит на животе. А если судить по размеру ног, то это была женщина. Или девушка. В коридоре снова послышались шаги, Димка торопливо вернулся на кожаный диван.

- Одну минуту, - коротко бросил татуировщик, пробегая мимо, и снова скрылся в кабинете. На этот раз его правая кисть была плотно забинтована.

За дверью послышались голоса. Через минуту парень вышел к Димке. Выглядел он несколько странновато. Смущенным, что ли? Он подошел к журнальному столику, немного подумал, собираясь с мыслями, и спросил:

- Простите, как вас зовут?

- Дима. Дмитрий. То есть, Дима.

- Дима, тут вот какое дело. У меня там дама лежит. Постоянный клиент. Короче, свой человек. Я уже почти закончил, но, блин, руку порезал. Спирт открывал, а банка прямо в руках лопнула какого-то черта. В-общем, не могу бить. Ну, набивать тату. А ей завтра утром улетать.

Он испытывающее посмотрел на Виноградова, будто убеждаясь, что тот понимает, о чем он хочет попросить.

- Там осталась совсем ерунда. Одна линия всего. Да и ту по контуру пробить. Ты вообще пробовал когда-нибудь бить?

Димка опешил.

- Нет! Никогда!

- Слушай, брат… Как тебя?

- Дима.

- Димон, выручай. Мне эта цыпа край, как нужна. Ну, как тебе объяснить? Ну, нравится мне она, понимаешь? Пойми! Как мужик мужика! Ну? Одна линия. Единственная! Я бы и сам, но из-за бинта машинка из рук выскальзывает. Это не сложно совсем. А я тебе татушку бесплатно сделаю, когда заживет. Добро?

- Да вы что! Я не могу! Я не умею! – запротестовал Виноградов, не веря в происходящее.

Парень разочарованно скорчил лицо, но все же отступать не собирался.

- Слушай, братишка. Дима! Отвечаю – одна линия! Одна! Но без нее композиции не будет. Пойми! Ты вот сам подойди, глянь и все поймешь. А у меня, из-за этой одной несчастной линии, жизнь сломаться может, понимаешь?

Он снова замер в ожидании, а чуть помолчав, тихо добавил:

- Всего одна линия.

Димка в нерешительности заерзал на диване, а татуировщик принял это за согласие, и даже, от радости, похлопал его по плечу.

- Спасибо, братишка! Там ерунда вообще! С закрытыми глазами можно набить. Идем! Руки мой, я пока перчатки достану.

Он проводил Виноградова в туалет, где пришлось вымыть руки с постоянно выскальзывающим мылом, и надеть резиновые перчатки.

- Все! Тебе любая татуха без очереди! Отвечаю! – не прекращал увещевать парень, - Всю жизнь любоваться будешь! Давай, проходи.

Он подтолкнул Димку в кабинет, где на топчане, все в той же позе, лежала полуобнаженная девушка. На ее лопатке красовалась свежая татуировка. Кожа вокруг покраснела. Самого же изображения издалека было не разглядеть, а когда Виноградов подошел ближе, то чуть не упал, потому что коленки задрожали.

Белоснежную, изящную, хрупкую женскую лопатку украшала самая уродливая, самая отвратительная и самая нежеланная татуировка из тех, которые Димке приходилось видеть. Это был тот самый черт, с глазами Жеки Боброва! Но, на этот раз, между его округлым задом и маленьким, заостренным треугольником-стрелочкой, не было хвоста. Точнее, он был, но это была просто линия, проведенная то ли карандашом, то ли еще чем-то. Димка не мог разобрать.

- Вот эта, - парень показал на хвост пальцем и протянул Димке блестящую хромом машинку, - Держи. Нажимать на нее не нужно. Игла сама будет плавно идти. Ты почувствуешь. Ведешь отсюда, - он ткнул черту в задницу, - И вот сюда. Руки не дрожат?

- Дрожат! – выпучив глаза, но шепотом, проговорил Димка.

- Вдохни глубоко три раза, расслабься и вперед. Не бойся! Давай! Включается вот здесь.

Он не стал дожидаться, когда Димка нажмет нужную кнопку и включил машинку сам. Виноградов почувствовал, как та завибрировала и вошла в резонанс с трясущимися от волнения руками. Он зажмурил глаза, сделал три глубоких вдоха, а когда открыл, осторожно прикоснулся к теплой спине девушки. Та спокойно вздохнула и замерла.

- Веди по линии, равномерно, медленно, - спокойно и негромко проговорил татуировщик.

Кончик тонкой, как волос, иглы начал неспешное движение, оставляя за собой изящную дорожку, на которой тут же выступали крошечные красные капельки. Когда игла достигла треугольника, Виноградов выпрямился, сделал глубокий вдох и отдал машинку парню.

- Супер! – подытожил тот, - Ты просто молодчина, братишка!

Он промокнул проведенную линию полотенцем, обработал весь рисунок каким-то раствором и бережно провел по волосам девушки.

- Просыпаемся, Мариночка! Экзекуция окончена.

Девушка обернулась и Виноградов, в очередной раз, чуть не рухнул. Из-под прядей густых, огненно-рыжих волос на него с улыбкой смотрела самая очаровательная женщина в мире! Его соседка – Маринка Елизарова.


--------------------
Моя группа в "Вконтакте": http://vk.com/servaly_writer
User is offline Profile Card PM 
 Go to the top of the page
  + Quote Post

Homo ergaster
post May 6 2016, 06:19
Создана #11


Бывалый
***

Группа: Посетители
Сообщений: 171
Зарегистрирован: 16-August 15
Из: Красный Перекоп
Пользователь №: 2,337,408


Металлоискатель: MXT
Пол: мужской

Репутация: 9 кг
-----X----


Тут Димку хватил кондратий и он умер. sad.gif


--------------------
На поле не было пока прибора лучше,чем АКА!
User is offline Profile Card PM 
 Go to the top of the page
  + Quote Post

Zvezdochet
post May 6 2016, 06:34
Создана #12


Постоянный
****

Группа: Посетители
Сообщений: 407
Зарегистрирован: 17-May 12
Из: Лен. обл.
Пользователь №: 43,222


Пол: мужской

Репутация: 61 кг
-----XXXX-


Интересно, продолжайте, пожалуйста. Захожу каждый день, а продолжения все нет...


--------------------
Ищу клады старые, ношу штаны рваные...
User is offline Profile Card PM 
 Go to the top of the page
  + Quote Post

servaly
post May 6 2016, 08:08
Создана #13


Постоянный
****

Группа: Посетители
Сообщений: 430
Зарегистрирован: 14-September 12
Из: Харьков
Пользователь №: 47,108


Металлоискатель: Minelab Safari
Пол: мужской

Репутация: 102 кг
-----XXXXX


QUOTE(Zvezdochet @ May 6 2016, 05:34)
Интересно, продолжайте, пожалуйста. Захожу каждый день, а продолжения все нет...

Прошу прощения за задержку.
Просто в жизни сейчас кое-какие неприятные события происходят... Вот сегодня - похороны. Мало того, что настроение соответствующее, так еще и сами понимаете, какая это суета. Третий день, как белка в танке - ни минуты покоя.

Буду стараться в ближайшие дни продолжить.

С уважением, servaly


--------------------
Моя группа в "Вконтакте": http://vk.com/servaly_writer
User is offline Profile Card PM 
 Go to the top of the page
  + Quote Post

Homo ergaster
post May 6 2016, 20:14
Создана #14


Бывалый
***

Группа: Посетители
Сообщений: 171
Зарегистрирован: 16-August 15
Из: Красный Перекоп
Пользователь №: 2,337,408


Металлоискатель: MXT
Пол: мужской

Репутация: 9 кг
-----X----


QUOTE(servaly @ May 6 2016, 08:08)
Прошу прощения за задержку.
Просто в жизни сейчас кое-какие неприятные события происходят... Вот сегодня - похороны. Мало того, что настроение соответствующее, так еще и сами понимаете, какая это суета. Третий день, как белка в танке - ни минуты покоя.

Буду стараться в ближайшие дни продолжить.

С уважением, servaly

Извини великодушно, не знал. Конечно подождём, сам знаю каково это... Прими соболезнования.


--------------------
На поле не было пока прибора лучше,чем АКА!
User is offline Profile Card PM 
 Go to the top of the page
  + Quote Post

Zvezdochet
post May 6 2016, 21:30
Создана #15


Постоянный
****

Группа: Посетители
Сообщений: 407
Зарегистрирован: 17-May 12
Из: Лен. обл.
Пользователь №: 43,222


Пол: мужской

Репутация: 61 кг
-----XXXX-


Извините. Примите искренние соболезнования.


--------------------
Ищу клады старые, ношу штаны рваные...
User is offline Profile Card PM 
 Go to the top of the page
  + Quote Post

servaly
post May 6 2016, 23:32
Создана #16


Постоянный
****

Группа: Посетители
Сообщений: 430
Зарегистрирован: 14-September 12
Из: Харьков
Пользователь №: 47,108


Металлоискатель: Minelab Safari
Пол: мужской

Репутация: 102 кг
-----XXXXX


Не извиняйтесь. Всякое в жизни бывает. Наоборот - очень хорошо, что торопите меня. Это есть стимул. У самого уже руки чешутся писАть. Попробую завтра.


--------------------
Моя группа в "Вконтакте": http://vk.com/servaly_writer
User is offline Profile Card PM 
 Go to the top of the page
  + Quote Post

йог
post May 12 2016, 18:30
Создана #17


Старожил
*****

Группа: Temporary
Сообщений: 520
Зарегистрирован: 16-May 10
Пользователь №: 18,118


Пол: мужской

Репутация: 70 кг
-----XXXX-


"...Завтра попробовать..." не получилось, по всей видимости... sad.gif
Ждём продолжения с нетерпением, уважаемый автор.....


--------------------
Если я выиграл ваш лот, напомните в л/с, плиз!
User is offline Profile Card PM 
 Go to the top of the page
  + Quote Post

Братуха
post May 12 2016, 19:27
Создана #18


Старожил
*****

Группа: Посетители
Сообщений: 605
Зарегистрирован: 29-November 11
Из: слобода Клинцова
Пользователь №: 36,592


Пол: мужской

Репутация: 93 кг
-----XXXXX


Интересно , что с ним дальше было !!!???


--------------------
Не всякая яма домовая!
User is offline Profile Card PM 
 Go to the top of the page
  + Quote Post

ScorpAlex-13
post May 14 2016, 14:31
Создана #19


Профи
******

Группа: VIP
Сообщений: 2,163
Зарегистрирован: 25-December 07
Из: Псков
Пользователь №: 3,166


Пол: мужской

Репутация: 109 кг
-----XXXXX


Очень хорошее письмо, ждем продолжения smile.gif
User is offline Profile Card PM 
 Go to the top of the page
  + Quote Post

servaly
post May 15 2016, 03:51
Создана #20


Постоянный
****

Группа: Посетители
Сообщений: 430
Зарегистрирован: 14-September 12
Из: Харьков
Пользователь №: 47,108


Металлоискатель: Minelab Safari
Пол: мужской

Репутация: 102 кг
-----XXXXX


Глава 6. Раком

В то же время, в том же городе, но на другом его конце, происходили не менее занятные, но гораздо более масштабные события. Хотя, масштабы – понятие относительное. Если смотреть под призмой взгляда Виноградова, то тут еще можно поспорить, какое из них более значимое. Да и последствия обоих событий носили для Димки определенно значимый, и даже знаковый характер.

А происходило вот что.

На обочине, у самого въезда в город, стоял припаркованный малотоннажный рефрижератор, вокруг которого суетились несколько вооруженных здоровяков в черной форме и «балаклавах». Один из них тщательно фиксировал происходящее на компактную видеокамеру. Рядом, лениво мигая проблесковыми маячками, стоял автомобиль с опознавательными знаками спецподразделения быстрого реагирования.

В кабине грузовика, не желая выходить наружу, суетился еще один здоровяк. Этот не был в форме, зато он был Валерием Леонтьевым. Не народным артистом, конечно, как его тезка. Просто мама с папой, в свое время, так удачно назвали.

Зачастую стражи правопорядка, взглянув в его водительское удостоверение, расплывались в добродушной улыбке и возвращали документ обратно владельцу, желая счастливого пути. А однажды даже пообещали простить довольно грубое нарушение правил дорожного движения в обмен на исполнение припева из песни «Куда уехал цирк». Валерий Леонидович был человеком веселым, добродушным и репертуар звездного однофамильца знал неплохо, поэтому без лишних разговоров исполнил на заказ требуемое произведение. Доблестные представители органов жиденько поаплодировали, сверкнули довольными улыбками и назвали сумму, которую оставалось доплатить, чтобы удовольствие от концерта обрело запредельные масштабы.

К слову сказать, голос Валерий Леонидович имел весьма звонкий, и не стеснялся его использовать, когда того требовали обстоятельства. Вот и сейчас, сидя в душной кабине грузовика, он отчаянно пытался образумить принципиальных людей в форме, которые уже целых десять минут угрожали применить физическое воздействие, если тот откажется выйти наружу для составления протокола задержания.

- Командир! У меня груз скоропортящийся! Как ты не понимаешь? Ну, нельзя мне ждать! Ты представляешь, во что мне влетит ваш протокол, если я три десятка лобстеров заказчику дохлыми привезу? Да я до конца жизни их отрабатывать буду! Будь ты человеком! Ну?

- Валерий Леонидович, откройте кузов для досмотра, - в который раз потребовал человек в маске и уставился отстраненным взглядом куда-то вдаль.

- Тьфу ты ёпт… - не выдержал Леонтьев, хлопнув с досады ладонями о баранку руля.

Однообразие диалога уже успело утомить обе стороны. В любой другой ситуации Валерий Леонидович без разговоров открыл бы кузов. Но сейчас досмотр автомобиля никак не вписывался в его планы. Он прекрасно знал, что часть груза перевозится без документов, и четвертый десяток членистоногих гигантов должен быть доставлен без ведома государственных структур.

На груди стража правопорядка хрюкнула рация. Тот отошел в сторону, отвернулся от Леонтьева и что-то негромко ответил. Из динамика донеслось: «Приступайте», и тут началось!

Дверь кабины резко распахнулась. Валерий Леонидович не успел опомниться, как уже лежал, прислонившись лицом к разогретому за день асфальту, а на руках за спиной щелкала замками холодная сталь наручников. Он приподнял голову и вывернул шею так, чтобы видеть, что происходит позади машины. А там двое здоровяков уже успели вскрыть дверцу кузова, из которого теперь струился жиденький, холодный пар.

«Вот и все», - пронеслось в голове Леонтьева, но вслух он тихо спросил:

- Сколько?

Его никто не услышал, поэтому Валерий Леонидович повысил голос и повторил вопрос чуть громче.

- Выключи камеру, - тихо приказал тот, который еще минуту назад вел сравнительно мирный диалог. Он присел на корточки, так, чтобы задержанный его лучше слышал, выждал, пока мимо проедет длинномерная фура, и негромко назвал сумму, услышав которую Леонтьев закашлялся.

- Командир! Да ты в своем уме вообще?! Я же не свое везу!

- Так ты и не плати, - спокойным, даже каким-то балгожелательным голосом парировал человек в маске, - Отсидишь срок, как положено, искупишь вину, выйдешь новым человеком, и больше никто тебе слова не скажет. Сидеть придется долго, будет время все хорошенько обдумать.

- Да какой срок? За долбанных раков, что ли?! Что вы меня, как мальчика разводите? – несмотря на внушительный опыт подобного общения, Леонтьев боялся. Он прекрасно понимал, что они от него хотят и чем подобные мероприятия, в итоге, заканчиваются. Но озвученная сумма не вписывалась ни в какие разумные рамки.

- Не суетитесь, Валерий Леонидович. Вы же понимаете, что помимо раков, которые, кстати, по документам «омары», а в реальности – «лобстеры», в кузове будут найдены и медикаменты, запрещенные к свободному распространению.

- Да при чем тут омары? Это одно и то же, просто на разных языках… - вспылил было Леонтьев, но вовремя переварил вторую половину фразы и тихо пролепетал, – Какие нахрен лекарства? Мужики… Эй! Вы чего? Нет там никаких лекарств! Какие лекарства? Мужики!

Теперь стало страшно по-настоящему. Он не раз слышал о подкидываемых при досмотре наркотиках, но все эти разговоры как-то не вязались в отношении самого себя. Будто речь шла о чем-то из области фантастики, совершенно не имеющей отношения к настоящей жизни. Вот только холод металла на запястьях и спокойный, негромкий голос человека в черной форме как-то уж больно просто воплотили фантастику в реальность. К горлу подкатил ком. По телу пробежал озноб.

Снова хрюкнула рация, и далекий голос что-то невнятно проскрежетал.

- Решай, Леонтьев. У тебя десять секунд, - пробасил человек в маске, скрипнул черными ботинками, поднялся, - Камеру приготовь…

Мимо медленно проехал трактор, заглушая голоса переговаривающихся между собой громил. Леонтьев покрылся холодным потом. Разболелась голова. Хотелось пить. Руки дрожали. Рядом снова присел здоровяк и повторил ранее озвученную сумму.

- Мне позвонить надо, - ответил Леонтьев, удивляясь тембру собственного голоса. Он стал каким-то чужим, не настоящим, отстраненным.

- Кому?

- Заказчику. У меня таких денег с собой нет.

- Звони, - все также спокойно разрешил тот, и кому-то скомандовал, - Отстегни. Где его трубка?

Щелкнул замок наручников, отстегивая стальной браслет с одного запястья, и чья-то «заботливая» рука помогла встать. Ноги дрожали от волнения, в висках пульсировала кровь. Ему протянули телефон. Леонтьев взял его трясущимися руками и тут же выронил на асфальт. Раздался треск бьющегося пластика.

- Да чтоб тебя! – полушепотом выругался человек в маске.

Второй быстро поднял разлетевшиеся части и ловко произвел сборку. Внешне аппарат выглядел целым, за исключением пары глубоких царапин, но включаться больше не желал.

Из-за спины донесся голос:

- Сорок контейнеров. По бумагам тридцать. И еще пакет с какими-то ампулами. Надо оформлять.

- Не надо оформлять, – взмолился Леонтьев, задыхаясь от волнения. - Не надо оформлять! Ребята! Мужики! Ну, будьте вы людьми! Сейчас все порешаем! Не надо ничего оформлять.

- Рулить сможешь?

- Смогу! – отчеканил Валерий Леонидович.

- Точно сможешь? Ты на взводе весь. Лучше пусть наш за руль сядет. Заедем кое-куда, перекинешь нам лишние ящики и свободен.

- Хорошо! – едва не плача от нахлынувшего счастья улыбнулся Леонтьев, - Десять контейнеров там… Лишних. Десять! Забирайте, ребята! Там раки! Лобстеры! Омары! Живые! Вечером под пиво покушаете! Только долго не храните. Передохнут они. Привередливые очень.

Тот чуть заметно кивнул, жестом приказал остальным грузиться в машины, одному указал на кабину грузовика. А через пятнадцать минут, разграбленный, униженный, но счастливый Леонтьев уже глядел вслед отъезжающему полицейскому автомобилю, в багажнике которого гибли от жары десять отборных деликатесов.


--------------------
Моя группа в "Вконтакте": http://vk.com/servaly_writer
User is offline Profile Card PM 
 Go to the top of the page
  + Quote Post


8 страниц  1 2 3 > » 
Reply to this topicTopic OptionsStart new topic
1 человек читают эту тему (1 гостей и 0 скрытых пользователей)
0 пользователей:
 

Лицензия зарегистрирована на: reviewdetector.ru
При частичном или полном копировании информации гиперссылка на сайт Reviewdetector обязательна!
2005-2019 Reviewdetector LTD
Контакты
Упрощенная Версия · Рекламодателям Сейчас: 18th November 2019 - 09:35
Go to the top of the page
Рейтинг@Mail.ru